«Вильнюсский коммерческий арбитражный суд: правовые особенности»

14 марта 2017 года при поддержке Украинской Арбитражной Ассоциации в Киеве прошел семинар «Вильнюсский коммерческий арбитражный суд: правовые особенности».

Спикерами выступили Витаутас Някрошюс, Председатель Вильнюсского коммерческого арбитражного суда, и Гедиминас Доминас, Партнер юридической фирмы DOMINASDERLING.

Доклады спикеров вызвали оживленную дискуссию у украинской аудитории, их обзор[1] приведен ниже. 

Витаутас Някрошюс начал выступление с того, что основной особенностью литовского арбитража является наличие единого регулирования для национального, так и международного арбитража, что позволяет арбитражным институциям рассматривать и внутренние, и международные споры.

Закон Литовской Республики о коммерческом арбитраже (Закон), действующий с 1996 года (в 2012 году на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 была принята новая редакция данного закона) является основным источником регулирования арбитража в Литве.

Согласно норм этого Закона, споры, связанные с семейными, административными, конституционными правоотношениями, связанные с патентами, регистрацией товарных знаков, не могут быть разрешены посредством арбитражного разбирательства. Споры, возникающие из трудовых и потребительских договоров, могут быть переданы в арбитраж, если арбитражное соглашение было заключено после фактического возникновения спора.

Следует отметить, что споры с участием государственных или муниципальных предприятий, учреждений или организаций, за исключением Банка Литвы, не могут быть переданы в арбитраж без согласия учредителя такого юридического лица.

Инициирование процедуры банкротства против одной из сторон арбитражного соглашения не влияет ни на арбитражное разбирательство, ни на действительность арбитражного соглашения, ни на возможность разрешить спор в арбитраже, ни на компетенцию арбитражного суда для разрешения спора. Однако сторона, участвующая в процедуре банкротства, не может при этом заключить новое арбитражное соглашение.

Что касается юрисдикции государственных судов в спорах, вытекающих из контрактов с арбитражной оговоркой, то суд должен отказывать в рассмотрении исков, если в отношении предмета спора существует арбитражная оговорка. При вынесении решения о подсудности дела, суд должен предварительно проверить наличие арбитражной оговорки. Если суд принимает иск, но позже определяет, что дело должно быть передано на рассмотрение в арбитраж, суд должен оставить иск без рассмотрения.

Гедиминас Доминас в своем выступлении сделал акцент на том, что на практике суды очень строго исполняют данную норму и привел в качестве примера дело Orlen Lithuania v. Liberty MutualInsurance Europe et.al, по которому Верховный Суд Литвы (ВСЛ) в 2010 году решил, что «[в] соответствии с законами и практикой Верховного суда Литвы, если стороны заключили арбитражное соглашение, при отсутствии иска по признанию недействительным такого арбитражного соглашения, ни стороны, ни суд не могут изменить такое соглашение. Если арбитражное соглашение является действительным, спор не может рассматриваться в суде».

Г-н Доминас подчеркнул, что в многочисленных решениях ВСЛ разъяснил, что пересмотр арбитражных решений, касающихся вопросов факта или применения норм материального права не допускается в Литве. Таким образом, суд не имеет права решать дело по существу и проверять правильно ли арбитры установили обстоятельства дела, исследовали и оценили доказательства.

Стороны могут прийти к соглашению относительно числа арбитров, порядка назначения арбитра, порядка отвода арбитра, места арбитража, языка арбитража, устного или документального (письменного) рассмотрения дела, сроков подачи иска и отзыва на иск, а также других вопросов, по которым право, применимое к арбитражной процедуре, не запрещает сторонам договориться.

Поскольку Литва является участницей Нью-йоркской конвенции 1958 года, арбитражное решение, вынесенное в любой стране-участнице Нью-йоркской конвенции, может быть соответственно признано и исполнено в Литве.

Как заметил в своей презентации Гедиминас Доминас, в 2002 году ВСЛ вынес решение, в котором указал, что "[п]ри применении Нью-Йоркской конвенции 1958 года внимание должно быть уделено необходимости, изложенной в Конвенции, чтобы обеспечить ее единообразное применение по всему миру. Таким образом, при применении и толковании настоящей Конвенции, суды должны проанализировать и полагаться на иностранное прецедентное право, касающейся толкования и применения настоящей Конвенции ".

Витаутас Някрошюс также остановился на истории арбитражных институций Литвы и на том, как литовцы пришли к существующей концепции. ВКАС как единая институция был создан в 2003 году в результате реорганизации двух постоянно действующих третейских учреждений Литвы - Арбитражного суда при Международной торговой палате Ассоциации Литвы и Вильнюсского международного коммерческого арбитража.

На сегодняшний день ВКАС разработал регламенты для проведения коммерческого, спортивного и финансового арбитража.

Администрирование производства осуществляется на литовском, английском или русском языках (без дополнительной оплаты). ВКАС также ведет арбитражное разбирательство на других языках, однако в таком случае стороны несут расходы на перевод самостоятельно.

Учредителями ВКАС являются Литовская конфедерация промышленников, Ассоциация банков Литвы, Ассоциация литовских торгово-промышленных и ремесленных палат, Конфедерация предпринимателей Литвы (национальный комитет Международной торговой палаты (ICC) в Литве), Литовская национальная ассоциация перевозчиков автомобилями «LINAVA» и Литовская ассоциация юристов Ассоциация «INFOBALT».

Относительно процедурных моментов, то арбитражное разбирательство инициируется путем подачи иска или уведомления об арбитраже и уплаты регистрационного сбора заинтересованной стороной (истцом) во ВКАС.

Следует отметить, что, если стороны договорились относительно применения Регламента ВКАС, то считается, что тем самым они договорились о том, что все процессуальные документы будут вручаться им по электронной почте. В исключительных случаях процессуальные документы могут быть вручены лично, заказным письмом, курьерской почтой, с помощью других устройств электронной связи или любого иного средства, подтверждающего факт отправки отправителем сообщения.

При отсутствии в арбитражном соглашении договоренности о числе арбитров, считается, что стороны договорились о рассмотрении спора единоличным арбитром, за исключением случаев, когда любая из сторон ходатайствует о рассмотрении спора в составе трех арбитров. Ходатайство заявляется в иске (уведомлении об арбитраже) или в отзыве на иск (на уведомление об арбитраже). В таком случае три арбитра назначаются в порядке, предусмотренным Регламентом ВКАС. Сторона имеет право назначить арбитром лицо, не значащееся в списке арбитров, рекомендуемых ВКАС. Вопросы отвода арбитров решает председатель ВКАС. Его определения окончательны и обжалованию не подлежат.

Приступая к рассмотрению дела, состав арбитража вправе сам вынести решение по вопросу о своей компетенции разрешать спор, включая и случаи возникновения сомнений относительно наличия или действительности арбитражного соглашения. Заявление стороны об отсутствии у состава арбитража компетенции на разрешение спора должно быть сделано не позднее представления отзыв на иск (на уведомление об арбитраже).

При отсутствии у сторон иной договоренности, в случае, если сторона без уважительной причины не представляет обязательный процессуальный документ или не участвует в заседании состава арбитража, состав арбитража вправе продолжить арбитражное разбирательство и вынести арбитражное решение на основании имеющихся в деле доказательств или вынести процессуальные решения.

За обеспечительными мерами стороны могут обратиться как к составу арбитража, так и в государственный суд. При этом процессы в арбитраже и государственном суде могут вестись параллельно и являются совершенно независимыми друг от друга.

Говоря языком цифр, за период 2000-2016 годов общее число арбитражных решений составило примерно 400-500, 44 из которых были оспорены, а 6 – отменены судом.

Причинами отмены решений стали основания отсутствия юрисдикции (спор не должен был быть передан в арбитраж) (Lietuvosgelezinkeliai v. Mazeikiunafta, 2004; East China Automobile Association Ltd. v. ECAA Europe, 2016), неарбитрабильности спора в целом (NCC statyba v. Svilda, 2005;WTE Wasertechnik v. Environmental Projects Management Agency, 2011), противоречие публичному порядку (Niskama v. Eidina, 2015; Elgamos Grupė, Instra v. THE7, 2016)

Докладчик также обратил внимание на относительно умеренные арбитражные сборы ВКАС сравнительно с другими арбитражными институциями, такими как ICC, SCC, LCIA, AAAи др.

Среди других плюсов рассмотрения Литвы как места проведения арбитража Гедиминас выделил выгодное геополитическое расположение, современное правовое мышление арбитров, дружелюбное по отношению к арбитражу законодательство Литвы, прогрессивную судебную практику, а также достаточное количество специалистов и юристов с большой практикой в сфере национального и международного арбитража.

 

[1] Обзор подготовлен младшим юристом Integrites Анастасией Заиченко

Членами Ассоциации могут быть физические дееспособные особы, которые имеют высшее юридическое образование, являются специалистами в области международного коммерческого арбитража или имеют профессиональный интерес к практике международного арбитража и разделяют цель и задания деятельности Ассоциации.Детальней

Database of Arbitrators

uaa icc

Мероприятия

Нет событий в следующие 30 дней
Нет событий в следующие 30 дней